недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/ЗагороднаяГород

«Мусорные» скандалы в Подмосковье: противостояние продолжается

3 383
«Мусорные» скандалы в Подмосковье: противостояние продолжается
На юге и на севере Московской области набирают обороты два скандала. В первом случае жители выступают против создания комплекса по переработке отходов неподалеку от буферной зоны Приокско-Террасного биосферного заповедника, во втором — против строительства мусорного полигона в Нелидовском районе Тверской области.

Повод для сильного беспокойства

На юге Подмосковья власти намерены организовать новый КПО — комплекс по переработке отходов. Открыть его собираются рядом с деревней Колычево Ступинского района (ближайший крупный город — Ступино, но обеспокоены даже в Чехове и Серпухове).

Подобные инициативы никогда не встречают горячей поддержки, но тут недовольство местных жителей помножено на риски для соседа будущего комплекса — Приокско-Террасного биосферного заповедника, за «здоровье» которого волнуются активисты и экологи.

«Мы, жители д. Колычево, с. Семеновское, с. Мышенское и других населенных пунктов (г. о. Ступино Московской области), п. Новый Быт, д. Попово и других населенных пунктов (г. о. Чехов Московской области), д. Погари, д. Новинки-Бегичево и других населенных пунктов (г. о. Серпухов Московской области) обеспокоены информацией о возможном строительстве рядом с нашими домами и в опасной близости от Приокско-Террасного заповедника комплекса по переработке отходов (КПО) “Ступино”», – следует из петиции на сайте Change.org.

Подробнее

Принцип работы КПО основан на сортировке и переработке мусора. Читайте «Четыре мусорных контейнера для одного пакетика чая»

По словам жителей деревни Колычево, комплекс планируют построить в 600 м от ближайшего земельного участка с категорией «земли сельскохозяйственного назначения», в 900 м от границы существующих жилых домов. Местное население боится, что им придется дышать «вредными выбросами от производства: дымовыми газами с содержанием стойких органических загрязнителей (диоксинов, дибензофуранов и дифенилов), ртути, свинца и других тяжелых металлов», что чревато онкологическими заболеваниями и в целом негативно влияет на здоровье.

Фото: change.org

К тому же, продолжают противники комплекса, земли станут непригодными для сельского хозяйства из-за накапливающихся высокотоксичных веществ, а отходы и фильтрат рискуют попасть в водоносную систему, отравляя близлежащие реки — Лопасню и Оку.

При этом КПО будет граничить с буферной (защитной) зоной заповедника, который отмечен ЮНЕСКО как часть всемирной сети биосферных резерватов. Кроме того, по данным активистов, для строительства КПО придется вырубить от 23 до 100 га реликтового леса.

«Мы не хотим, чтобы жителей, флору и фауну Ступинского, Чеховского и Серпуховского районов травили свалочным фильтратом! Многие собственники выбирали свои участки, строили дома и переезжали из городов именно для того, чтобы дышать свежим воздухом и растить детей на природе», — возмущены местные жители.

Кастинг для КПО

Модератор тематической площадки «Экология» подмосковного отделения «Общероссийского народного фронта» Антон Хлынов поясняет Циан.Журналу, что обычно выбор места для подобных объектов основывается на анализе весьма ограниченного количества факторов, зачастую даже просто на неких предпочтениях инвесторов, будущих собственников и эксплуатантов КПО.

«Такой подход не учитывает всю полноту взаимосвязей в экосистемах в локальном и региональном масштабах, не предполагает полноценной проработки альтернативных вариантов размещения объектов, что требуется по закону, и игнорирует мнения местных сообществ», — комментирует он.

Кроме того, заявленные в проектах КПО технологии обращения с отходами больше ориентированы на банальную их сортировку (выход полезных фракций — не более 15%), производство компоста и захоронение «хвостов» с предполагаемым последующим их термическим уничтожением (сжиганием).

Фото: eco-pro.ru

Правда, уточняет эколог, захоронение отходов на этих КПО планируется по специальной технологии (упаковкой отходов в некие герметичные брикеты) с соблюдением всех необходимых требований к устройству мест захоронения: геоэкраном днища котлована, системой отвода и очистки фильтрата и т. д. Но это все равно не исключает негативного воздействия подобных комплексов на окружающую среду и риска возникновения чрезвычайных ситуаций.

А еще мусор может попадать на сопредельные территории, даже несмотря на то, что в основном отходы сортируются на закрытых площадках. «При прочих равных условиях для размещения КПО следует выбирать менее ценные в природно-экологическом и социокультурном плане территории. Близость этих объектов к важным природным и историческим объектам крайне нежелательна», — утверждает Антон Хлынов.

То, что запланированный КПО находится близко к буферной зоне Приокско-Террасного заповедника — важный фактор. Заповедник — особая территория, являющаяся и рефугиумом (от лат. refugium — убежище — участок земной поверхности или Мирового океана, где вид или группа видов переживают неблагоприятный для них период геологического времени: в Приокско-Террасном заповеднике урочище Долы — рефугиум степной флоры. — Прим. ред.), и центром притяжения для различного рода птиц и млекопитающих, с заповедником могут быть связаны пути миграции животных — экокоридоры, объясняет эколог.

Приокско-Террасный государственный природный биосферный заповедник/Фото: страница в Facebook

«Игнорировать это обстоятельство недопустимо. Каким будет реальное влияние КПО на заповедник и иные природные объекты, судить пока сложно, но в любом случае необходимо рассматривать альтернативные варианты, в том числе на этапе обоснования инвестиций», — заключает Антон Хлынов.

«Мусор куда-то ведь надо девать?»

По идее, КПО (если это честные комплексы) лучше традиционных полигонов захоронения отходов и мусоросжигательных заводов. Логично, что в плотно заселенном Московском регионе решения по выбору мест для таких объектов должны быть взвешенными, а внедряемые технологии — самыми современными и прогрессивными. Понятно, что стоить такой подход будет недешево — впрочем, доходы, казалось бы, должны позволять.

С тем, что надо тщательно выбирать место для таких объектов, согласен и его коллега из другой экологической организации (он согласился озвучить свою позицию, но при условии анонимности).

«У нас всегда будет кто-то, кто выступает против строительства КПО и полигонов ТБУ — так или иначе, кому-нибудь они обязательно будут мешать. Сами по себе КПО концептуально задуманы неплохо и реально способны помочь в решении мусорных проблем (при условии, что технология организации не нарушена) — в том числе и как альтернатива мусоросжигательным заводам. Мусор куда-то ведь надо девать?»

Видишь суслика? А он есть

Циан.Журнал обратился в Министерство жилищно-коммунального хозяйства Московской области с просьбой прокомментировать и планы строительства КПО, и петицию против него.

«Строительство объектов по обращению с отходами вблизи городского округа Ступино Московской области территориальной схемой не предусмотрено. Общественные обсуждения по проектной документации КПО не проводились, заключение государственной экологической экспертизы отсутствует, разрешение на строительство объектов в установленном порядке не выдавалось», — ответили нам в пресс-службе.

Подождите, а с чего вдруг такая шумиха и столько беспокойства? К чему все эти протестные акции, дежурства активистов и тысячи подписей против строительства? Получается, и повода нет?

Как уточнили в ведомстве, проекта нет в официальной территориальной схеме на ближайший год. Может, он появится в документах годом позже — тогда смысл есть? Мы обратились с просьбой прояснить ситуацию к активистам. Те утверждают, что «по инсайдерской информации, “градостроительная проработка” этого комплекса была подтверждена в правительстве Московской области 7 февраля».

Активисты также сообщили, что в 2018-м и в начале 2020 года правительство Подмосковья обращалось к властям Ступинского района с просьбой согласовать размещение КПО.

Копия обращения Министерства ЖКХ Московской области к главе г. о. Ступино Вере Назаровой

Глава Ступино Вера Назарова в официальной переписке ответила жителям, что точка в Колычево для объекта не была утверждена, так как земли находились в собственности Минобороны России.

По словам активистов, недавно произошла передача земель из ведения Минобороны Московской области. «Кроме того, по недавно утвержденному советом депутатов Генеральному плану изменился тип разрешенного использования участка: в Генплане 2013 года (опубликован на сайте Ступинской администрации и есть в распоряжении редакции) эти участки обозначались как «леса», а в плане 2020 года — уже как СП-3 — земли специального назначения (новый план есть в распоряжении редакции). Такой тип разрешенного использования земель значится у участков с действующими либо планируемыми КПО», — подчеркивают они.

Активисты отмечают, что у МинЖКХ ответы всегда одинаковые: не прорабатывается, не планируется. Но по косвенным признакам очевидно, что вопрос изучается более чем скрупулезно. Более того, по словам местных жителей, представитель Ступинской администрации Василий Урубков обратился к ним с предложением войти в состав рабочей группы по этому вопросу. Зачем нужна рабочая группа, если ничего не планируется?

Мы обратились за комментариями и к администрации заповедника, и к Минприроды, но на момент публикации ответов от них не поступило.

Веские причины для протеста

Другое «мусорное» противостояние официальных лиц и жителей происходит в Тверской области. Жители Нелидовского городского округа, расположенного на юго-западе области, протестуют против организации мусорного полигона. Как утверждают активисты, полигон намечено строить в районе 303-го км трассы М-9 — это стык Нелидовского и Оленинского районов области. Свозить отходы собираются из шести районов: Нелидовского, Бельского, Западнодвинского, Жарковского, Андреапольского и Торопецкого.

По словам депутата местной думы Сергея Погодина, из территориальной схемы, разработанной правительством области, убрали такой же полигон во Ржеве. Логично предположить, что к нелидовскому кластеру должно присоединиться еще минимум четыре района.

С логистической точки зрения место будущей свалки выбрано довольно неудачно: далеко от пунктов отправления. Местные жители подозревают, что мусор везти будут еще и из Москвы, для которой эта точка как раз вполне подходит, что существенно меняет дело: в этом свете оно становится неприятно похожим на историю Шиеса.

Есть и вторая причина, по которой активисты выступают против строительства полигона. В этих же местах расположен Центрально-Лесной государственный природный биосферный заповедник, охранные границы которого находятся совсем близко к месту запланированного полигона. А в месте намеченной стройки существует водораздел, который авторы проекта почему-то не замечают, — местность тут болотистая.

Нелидово и Центрально-Лесной государственный природный заповедник на карте Нелидовского района Тверской области/Изображение: Google.Maps

Третья причина: в прошлом веке в Нелидовском районе обнаружили залежи угля — долгие годы Нелидово называли городом шахтеров. Местные угольные шахты активно эксплуатировались с начала 1950-х до 1996 года. Между тем любой угольный разрез несет радиационную опасность. Копнешь поглубже котлован — заразишь ручей, который упорно не замечают те, кто выступает за создание полигона, а тот передаст яд дальше по цепочке — в Межу, Двину и Рижский залив.

Четвертая причина: опасность представляет не только возможная радиация, но и свалочные яды, фильтраты, которые образуются на полигонах. Метилмеркаптан, формальдегид, диоксин, меркаптан — все они в разной степени воздействуют на человеческий организм и чреваты последствиями: начиная от кашля и головных болей и заканчивая онкологическими заболеваниями.

«Ротация кадров» и смена статуса земель

Обсуждение мусорного полигона под городом Нелидово вызвало раскол в обществе. Один из противников сооружения — Сергей Погодин, который еще несколько месяцев назад занимал посты директора школы № 4 и председателя Нелидовской городской думы.

В конце августа Погодина уволили из школы, прикрывшись туманной «ротацией кадров». «Ротация» вызвала негодование нелидовских родителей и коллег по школе, которые лишились руководства аккурат перед началом учебного года. Взамен Погодину была предложена муниципальная должность заместителя руководителя управления образования.

«Конечно, отказался, — уточнил Сергей Погодин Циан.Журналу. — Да и смешно: со школой не справляюсь, а руководить всеми школами города — пожалуйста. Ротация не предусмотрена в образовании — ни в одном законодательном акте такого нет».

Кроме того, новая должность подразумевала бы и сложение мандата: получается, таким образом Погодина, мешавшего начать строительство, просто попытались убрать.

Несколькими неделями позже, уже в октябре, он потерял и должность председателя гордумы — за затягивание утверждения правил землепользования и застройки (ПЗЗ), в соответствии с которыми в Нелидове должен появиться мусорный полигон.

Окраина верхового болота Старосельский мох/Фото: Сергей Огурцов/Центрально-Лесной заповедник

Действительно, ПЗЗ — еще один скользкий вопрос: сейчас выбранный под оборудование полигона участок хотят перевести в промышленную зону. Первоначально участок относился к землям запаса, в ПЗЗ планировалось их сделать землями СН-2 — это зоны специального назначения, предполагаемые под мусорный полигон. Позже были внесены изменения в ПЗЗ, земли получили статус земель промышленного назначения: рассказывая о проекте, чиновники стали упоминать, что на участке будет построен завод по переработке ТКО.

«Смена статуса моментально сведет на нет все усилия экозащитников, — полагает Сергей Погодин. — Делать на такой земле можно практически  что угодно, не считаясь с природозащитными правилами».

10 тыс. подписей против полигона

Жители Нелидовского района активно выступают против такого сценария. По словам противника строительства Николая Комарова, местные власти попытались провести общественные слушания по-тихому, пригласив «массовку» и получив нужное количество подписей за без ненужной шумихи. Но слухи просочились за пределы закрытых чиновничьих дверей. Итог — около 10 тыс. подписей против полигона.

Оригиналы находятся у одного из активистов, а копии вместе с обращением приносились в думу (тогда, правда, подписей было меньше). Подписи до сих пор собираются в магазинах города. Каждому депутату жители вручили наказы с подписями жителей тех округов, по которым избирался депутат», — так, по словам Сергея Погодина, устроен механизм сбора подписей.

А еще жители Нелидова написали открытое письмо Владимиру Путину, в котором попросили президента вмешаться в ситуацию: восстановить Сергея Погодина в должности и запретить свалку. В письме нелидовцы напоминают, что в рамках национального проекта «Экология» президент сам запретил строить подобные объекты на болотах, хранящих значительные запасы пресной воды.

Но главное, указывается в письме, в подобных вопросах должно учитываться мнение местных жителей. На публичных слушаниях по ПЗЗ жители высказались против их принятия.

«Федеральная программа по благоустройству малых городов, при реализации которой необходимо считаться с мнением населения, на нашей территории выполняется с учетом пожеланий только одного человека — главы округа В.Г. Пашедко», следует из письма. Губернатор Тверской области Игорь Руденя не реагирует ни на обращения жителей, ни на письма депутатов против строительства полигона, сетуют нелидовцы.

«Никому не интересны проблемы маленького города»

Нелидово/Фото: fotografersha.livejournal.com

Вера Андрианова много лет проработала маркшейдером на Нелидовской шахте. Ее знаний местной геофизики хватило бы на небольшую энциклопедию. Так, по воспоминаниям Веры Ивановны, когда-то в Нелидово прокладывали нефтепровод и приезжала международная экологическая комиссия: по итогам исследования члены комиссии заявили, что из-за наличия прекрасной питьевой воды в этом месте надо оформлять природный заказник.

«В 1992 году здесь же, на трассе, хотели сделать полигон токсических отходов со всего Северо-Запада. Эммаусская гидрорежимная экспедиция (ныне закрытая) выдала документ, который свидетельствовал, что мы находимся в зоне охранных вод и никаких токсических предприятий здесь быть не должно. К сожалению, документ этот утерян и добыть его крайне сложно — действовать пришлось бы через чиновников, которые заинтересованы в строительстве», — рассказывает собеседница издания.

В те же годы в Нелидовском районе работали и геофизики. Они выяснили, что здесь находится разлом земной коры (копия геофизической карты есть в распоряжении редакции). Это значит, что часть земной поверхности поднялась выше, а часть опустилась. При перепаде обнажились останцы нефти и газа. Тут же вспомнилось, что неподалеку — урановое месторождение (непромышленного назначения).

«А мы не могли понять, почему у нас такой радиационный фон, откуда такая огромная статистика по онкозаболеваниям! Мы на первом месте по области с отрывом от второго в 10 раз! На разломах нельзя ставить никакие серьезные объекты!» — убеждена Вера Ивановна.

Активистка и местная жительница Ольга Киселева считает, что, если полигон построят, город будет обречен. «Молодежь будет уезжать. В Нелидове когда-то жили 38 тыс. человек, а сейчас уже меньше 18 тыс. Никакие проекты вроде «Комфортной среды» никому не нужны: некому пользоваться. Мы писали уже во все инстанции и министерства, даже Путину. В качестве ответов приходят одни отписки — никому не интересны проблемы маленького города».

Комментарии 0
Сейчас обсуждают
редакция[email protected]